Чацвер 23 лютага 2017 г.

Курс валютпокупкапродажа
USD318.78320.1
EUR338.96341.96
RUR5.465.55
www.kurs.kz
 


 




Найти
 
 


История одного подвига


Гаухар КЕРИМОВА-ДЖАНСЕИТОВА
 
О подвиге экипажей капитанов Николая Гастелло и Александра Маслова
 
Эта удивительная история, к которой я оказалась причастна – самая большая журналистская удача (если так можно говорить о трагедии) в моей жизни. Я горжусь тем, что имела некоторое отношение к тому, что юноше из далекого аула Бахтурасу Бейсекбаеву возвращено заслуженное место в истории, а главное – его семье возвращена память и известие о внуке, о котором ничего не было известно около шестидесяти лет. Я взялась за эту историю с особым рвением еще и потому, что три моих деда прошли огонь войны – один Керим Кармысов – испил эту чашу сполна, он дошел до Берлина и, вернувшись домой, поднимал родной аул, будучи его агрономом и руководителем. Второй – Джумашев Сатай – погиб под Сталинградом. А третий – Кыдыралы Ахмолдаев – пропал без вести на полях сражений в 1942 году. И для меня это был момент истины, искренний порыв сердца и души, желание избавить чью-то семью от вечного ожидания и боли утраты… Моя бабушка Бекен-апа всю свою жизнь втайне надеялась получить весть о возвращении мужа…
 
В общем-то, и я ничего не смогла бы сделать, если бы не неожиданная новость, облетевшая все информагентства в 1998 году: Борис Ельцин издал Указ о присвоении званий Героев России четырем парням, один из которых носил казахское имя. Министерство информации и культуры Казахстана срочно созвало совещание с участием прессы и объявило об этом указе, предложив журналистам начать расследование. Но все написали об этом, и как это часто бывает, забыли. Мне же эта история не давала покоя. На мой эмоциональный сюжет в новостях «Хабара» откликнулся тогда ещё бизнесмен и меценат, а ныне министр культуры и информации, учёный историк Мухтар Кул-Мухаммед. Он профинансировал нашу экспедицию в Россию и Беларусь в составе трех человек – меня, оператора Хасена Омаркулова и фоторепортёра Анатолия Устиненко. Так произошло продолжение этой истории, так благодаря этой экспедиции мы вернули из забвения нашего героя и возвратили добрую память о нем его семье, бросив горсть родной земли на его солдатскую могилу в Белоруссии.

И возник фильм «История одного подвига», созданный нами на телеканале «Хабар», в основу которого положен вот этот мой авторский сценарий. В первые дни войны немецкие войска, не найдя должного сопротивления на границе СССР, стремительно продвигались вглубь захваченных территорий. Танковые соединения генералов Гудериана и Готта уже на седьмой день войны встретились северо-западнее Минска. Кольцо окружения замкнулось. Иосиф Сталин к такому событию был не готов. Последовал приказ: «Остановить врага любой ценой. Переломить ход войны. Сражаться до последней капли крови». В авангарде сопротивления – и, прежде всего, по факту отсутствия альтернативы – выступили военные лётчики.

Главной ударной силой, способной разбросать вражеские танки на подступах к Минску, считались авиационные бомбардировщики, в том числе, и 207-й дальнебомбардировочный авиационный полк, дислоцировавшийся в то время под Смоленском. По сути, этот приказ стал приговором…
 
Утром 26 июня 1941 года с аэродрома «Боровское» на боевое задание вылетели экипажи 207-го авиаполка. Два из них не вернулись из боя. Подвиг одного экипажа стал известен всей стране – месяц спустя 26 июля 1941 года командиру 4-й эскадрильи капитану Николаю Гастелло посмертно было присвоено звание героя Советского Союза. Основанием для этого решения послужили свидетельские показания ведомых из группы Гастелло – лейтенантов Воробьева и Рыбаса, чудом оставшихся в живых. Рассказ о героическом решении Гастелло направить свой горящий самолет в гущу вражеских войск обрастал с течением времени все более красноречивыми подробностями, став одной из многочисленных героических легенд Великой Отечественной войны. Со временем стало известно, что местные жители – очевидцы падения самолета – захоронили останки летчиков и до 1951 года считалось, что это останки членов экипажа Гастелло.
 

Галина БАБУСЕНКО, ведущий научный сотрудник Государственного музея Великой Отечественной войны Республики Беларусь:

– К 10-летию этого знаменитого события решили перезахоронить останки экипажа Николая Гастелло и воздвигнуть адекватный подвигу летчиков монумент. Тогда в деревнях, где проходили первые бои Великой Отечественной, сплошь и рядом жили свидетели этих страшных событий. Вы представляете, первые дни войны – люди еще до конца не верят, что это война и она надолго, они еще продолжают прятаться в домах, кругом – хаос. Кто-то нашел погибших летчиков и вместе с документами, какими-то фрагментами самолета их захоронили в общей могиле. Когда закончилась война, – люди вернулись на свои земли, в свои деревни и начали снова жить, пахать землю. И буквально каждый год собирали не только урожай, но и многочисленные останки солдат, как советских, так и немецких…

В 1944 году, сразу после освобождения Беларуси, был создан Государственный музей Великой Отечественной войны и начался сбор свидетельств войны. Недостатка в них, увы, не было. В связи с тем, что самым громким и самым сильным с идеологической точки зрения был подвиг экипажа Гастелло, музей решил найти его останки. Ведь этот подвиг стал примером для многих солдат и летчиков. Историки нашли свидетелей этого героического тарана, которые указали место, где похоронили разбившихся летчиков…

Но к полной неожиданности военных историков, найденные в братской могиле предметы оказались принадлежащими членам другого экипажа – капитана Александра Маслова, в состав которого входили Владимир Балашов, Григорий Реутов и казах Бахтурас Бейсекбаев. Сомнений быть не могло, на это указывали медальоны членов экипажа и архивные материалы.
 
Ирина ГУРНАЯ, дочь капитана Александра Маслова, Героя России:
 
– Нам уже в музее показали вещи, найденные вместе с останками экипажа, и мама сразу узнала вещи отца – его очки, ключи от дома… Главным доказательством стал чудом уцелевший после взрыва и пожарища медальон младшего сержанта Григория Реутова. Невероятно, но он более трех лет пролежал у военкома Молодечненского района Минской области. Экспертиза подтвердила его принадлежность Реутову. Так и была установлена истина.

Власти отдали формальные почести и на этом успокоились. До главной находки – медальона Григория Реутова, члена экипажа Маслова, экипаж считали пропавшим без вести. Наверное, излишне рассказывать о том, что значило для солдата и его семьи это странное определение «пропавший без вести» – как вечное клеймо неопределенности и ожидания, двусмысленно подразумевающее не только гибель: героическую ли, какую другую, но и дезертирство, и даже предательство. После этой находки стало ясно, что выжившие из «ада» того боя свидетели Воробьев и Рыбас ошиблись, приняв самолет 3-й эскадрильи капитана Маслова за экипаж 4-й эскадрильи капитана Гастелло. И эта ошибка на долгие годы предала забвению имена других героев –Алескандра Маслова, Владимира Балашова, Григория Реутова и Бахтураса Бейсекбаева. Но их имена не прозвучали и после обнаружения ошибки в 1951 году. Власти отдали формальные почести, перезахоронив останки экипажа Маслова и внеся их имена в списки защитников Отчества. Но никто не потрудился сообщить в Казахстан семье Бахтураса о том, что пропавший без вести солдат найден и что погиб он как настоящий герой. Посягнуть на легенду так и не решились, расценив это как посягательство на идеологические устои.
 
Василий КРЮЧКОВ, Заслуженный военный летчик СССР, полковник в отставке, кавалер ордена Красного Знамени и Отечественной войны 1 степени, консультант Музея военно-воздушной академии России (г. Монино, Московская область):
 
– Идеологии нужны были яркие подвиги, которые вселяли бы в солдат непоколебимую веру. И в ход шли все мыслимые и немыслимые методы… Но, если хотите знать мое личное мнение, я ведь всю войну прошел, этого не нужно было делать. Люди и так были настроены воевать до конца.
 
Каждый в этой войне потерял – или родных, или детей, или очаг семейный. Эта война всем сломала жизнь. Конечно, были и трусы, но в основной массе каждый погибший солдат – герой. И военные летчики, и Маслов, и Гастелло – все были героями. Чтобы не тратить драгоценное горючее, летчики сознательно заправлялись в один конец, и в отчаянии, чтобы хоть как-то оправдать свою смерть, таранили вражеские колонны. Вы знаете, эти бомбардиры, на которых летали в первые дни войны наши летчики – и Маслов, и Гастелло, и многие другие – были просто неповоротливыми махинами, которые и скорость приличную не могли развить. Они летали медленно, и для их прикрытия их сопровождали более легкие и быстрые самолеты с пулеметчиками. Но у бомбардировщиков было одно преимущество – в них помещалось много снарядов и они могли бомбить вражескую армию, танки, которые стремительно продвигались на нашу территорию.

Но мы были не готовы к войне, это надо признать, и с такой старой техникой войну выиграть было нельзя. Мы ее остановили невероятными по количеству жертвами, исключительно человеческой массой. И такими вот подвигами, которые совершили Маслов и Гастелло. Бомбардировщик ДБ 3Ф, на котором совершали тараны эти ребята, имели только три места для экипажа.

Но в первые дни войны было решено, что экипажи дополнят ещё пулемётчиками. А поскольку место было лишь на дне этой неуклюжей машины, то пулеметчика буквально клали в пузо бомбардировщика. У него не было возможности ни двигаться, ни защищаться. Он мог только отстреливаться, покуда бомбардировщик не подобьют или пока он не рухнет от нехватки горючего. Вот ваш мальчик и лежал на дне этого тихохода, который затем стал называться Ил-4. Если быть честным, они были идеальной мишенью для вражеской авиации.
 
Все эти годы мы и не подозревали о существовании Бахтураса Бейсекбаева. К активным поискам его родственников государственные органы Казахстана приступили после присуждения членам экипажа капитана Александра Маслова звания героев Российской Федерации в мае 1996 года. Сам по себе это факт беспрецедентный. Ведь согласно законодательству звание Героя России присуждается лишь гражданам РФ, совершившим подвиг после того, как был принят закон «О присвоении звания Героя России» в 1992 году. Сразу после принятия Указа на Мемориальной доске Центрального музея Великой Отечественной войны на Поклонной горе в Москве были выгравированы имена всех членов экипажа капитана Маслова, в том числе и имя Бахтураса Бейсекбаева. Затем, несмотря на отсутствие неопровержимых данных о Бейсекбаеве, последовал Указ президента Казахстана о присвоении ему высшего государственного звания – «Халык Кахарманы». Из-за того, что родственники не были найдены, Звезда героя, орден и грамоты были переданы в Центральный государственный музей РК.
 
Таир МАНСУРОВ, Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Казахстан в Российской Федерации в 1998г.:
 
-По законам России награда, в случае если человек удостоен звания Героя посмертно, передаётся родственникам. Но если таковых нет, то орден Героя должен быть передан в Государственный музей. И только личное обращение президента Нурсултана Назарбаева к Борису Ельцину позволило передать эту в высшей степени благородную и важную награду в Казахстан. Тщательный поиск МВД, Министерства обороны и других ведомств не дал результата. Лишь комитету национальной безопасности удалось обнаружить в своих архивах данные о Бахтурасе Бейсекбаеве, 1920 года рождения, уроженце села Илийского Илийского района Алма-Атинской области. В российских же документах – села Ильинского Ильинского района Алма-Атинской области. Ясно, что такого района в Алма-Атинской области не было, и незначительные расхождения в названии села и района, где родился наш герой, скорее всего, связаны с чисто человеческим фактором.

Тот, кто заполнял документы, скорее всего никогда не слышал казахской речи, и просто не разобрался в тонкостях топонимики. Так что у нас были полные основания полагать, что речь идет именно о том Бахтурасе, которого мы искали. Но и здесь нас ждал неприятный сюрприз. Дело в том, что при сооружении Капчагайского водохранилища село Илийское было полностью затоплено и регистрации переселения его жителей не производилось. Бывшим сельчанам не предоставили взамен какого-либо жилья, отделавшись лишь небольшой денежной компенсацией. Но после моего очередного сюжета на телеканале «Хабар», в агентство обратилось много людей с похожей фамилией, претендующих на родство с нашим героем. Но все версии за недостаточностью фактов и отсутствии хоть каких-либо совпадений, увы, оказались не соответствующими действительности.
 
Сложно было остаться равнодушной к порыву людей найти своих предков, безвестно похороненных на полях той суровой войны. К нам пришли только те, у кого, так или иначе, совпадали имена или фамилии с нашим героем. А сколько еще этих неопознанных и непризнанных героев остались лежать на полях Второй мировой…
 
И вновь благодаря помощи историка и бизнесмена Мухтара Абраровича Кул-Мухаммеда мы отправились на поиски Бейсекбаевых по бездорожному Балхашскому району Алма-Атинской области. Кто-то из предполагаемых родственников нашего Бахтураса написал в газету «Столичная жизнь», которую выпускала корпорация Мухтара Абраровича.
 
Мухтар КУЛ-МУХАММЕД, кандидат исторических наук:
 
«Мы тщательно проверили данные всех Бейсекбаевых, Бесикбаевых, Бесбаевых и Бейсенбаевых, словом, всех, кто пришел в редакции «Хабара» и «Столичной жизни». Увы, ни те, ни другие, сколь бы мы не хотели всем помочь, не оказались теми самыми Бейсекбаевыми, которых мы вместе с вами искали. И вот, наконец, пришло письмо от каких-то людей, у которых ни телефонов не было, ни точного адреса. Но что-то мне подсказывало, что нужно съездить в этот забытый богом аул. На высохшей и занесенной песками местности, к тому же отброшенной от линии основной дороги на много километров, мы и обнаружили этот аул, в котором осталось-то всего три-четыре дома. Здесь нет ни коммуникаций, ни воды, ни электричества. Только родственные связи соединяют этих людей с большим миром. Даже телевизора в этом доме нет. Когда на телеканале «Хабар» вышел ваш материал, мы выпустили и статью в газете «Столичная жизнь». Кто-то из дальних родственников, увидев материал по телевизору и прочитав статью в газете, передал её непосредственным родственникам Бахтураса.
 
Приехав к ним, мы обнаружили, естественно, что родителей героя давно нет в живых, детей у него не осталось, так как он совсем юным ушел на фронт, его живым видела лишь жена старшего брата Бахтураса, Бейскбая Шампекова. Ей сейчас 86 лет, она помнит Бахтураса, несмотря на то, что пришла в их семью еще 13-летним ребенком (в те годы девочек выдавали замуж рано). Она помнит Бахтураса 6-летним ребенком. Но после того, как последовало раскулачивание на селе, у зажиточного хозяина Шампека – отца Бахтураса и Бейскбая – конфисковали имущество, после чего он пропал без вести, скорее всего, был сослан или же расстрелян. Как известно, в те годы с кулачеством боролись весьма жестоко, советская власть не гнушалась и массовыми физическими истреблениями зажиточных середняков, поставив перед собой чудовищную задачу по искоренению частнособственнических ростков сознания. А мальчик остался сиротой и жил у брата и снохи. Она и сохранила его единственный фотоснимок, присланный Бахтурасом в 1940 году из Латвии.

Он был призван в армию в 1938 году. Эта фотография и стала неопровержимым доказательством того, что мы нашли именно того Бахтураса, который в составе экипажа капитана Маслова совершил подвиг по тарану вражеских танков. Фотография, полученная семьей накануне войны вместе с письмом, подписана самим Бахтурасом, где он пишет, что возвращается из Латвии и, как это было принято – указал дату: 1940 год. Тогда наши войска в связи с финскими событиями дислоцировались близ Финляндии. Кто ж знал, что главная и последняя война у этих солдат ещё впереди…
 
И удивительным было услышать от дочери Александра Маслова, которую помогла нам разыскать сотрудник Музея Великой Отечественной войны в Минске Галина Бабусенко, о том, что её отец перед войной, до того, как был переведён под Минск, дислоцировался в России и не раз был командирован в Латвию.
 
Ирина ГУРНАЯ, дочь Героя России Александра Маслова:
 
– До перевода полка в Смоленскую область, еще до Минска, полк, в котором служил отец, дислоцировался в Ростове-на-Дону. Это же авиаполк, он мог вылететь в любом направлении в любой момент. Мы тогда даже не знали об этой финской войне и офицерам, видимо, не разрешалось рассказывать семьям о какихто военных действиях. И потом, когда отец пропал без вести в первые дни войны, мама много рассказывала мне о нем, о его передвижениях, о том, где он воевал и служил, где учился. И однажды она передала мне ковер, как самую дорогую вещь в память об отце. Оказывается, это был его последний подарок маме – этот ковёр он привёз из командировки в Ригу, столицу Латвии. Он чудом уцелел у меня даже после эвакуации, но я храню его – это единственная вещь, которая осталась у меня от отца. Столько лет с 1951 года нам пришлось молчать о подвиге отца. Конечно, мама обивала высокие пороги, до которых только могла достучаться.

Но чиновники были глухи к ее мольбам и доводам. Мама посвятила этому всю свою жизнь. Она не стремилась никого свергать ни с чьих пьедесталов, тем более, что папа с Николаем Гастелло были друзьями, ей просто хотелось вернуть доброе имя отцу, его законное место в историческом ряду. Она всегда говорила мне очень мудрые слова: «И Гастелло был героем, и твой отец. И все ребята, кто вылетал на боевые задания в те дни. Потому что все они знали, назад пути уже нет. Они защищали Родину и своих родных». Я тоже считаю, что нельзя отдать всю славу одним и забрать тем самым ее у других. Кого-то возвышать, а кого-то принижать. Я очень сожалею, что было такое несправедливое время. Но более всего сожалею, что мама не дожила до этих дней, когда об отце заговорили в полный голос как о герое. Когда ему вернули имя, а нам память о нем и об этих ребятах. Честно говоря, я и не догадывалась, что Бахтураса считают пропавшим без вести. Мы-то о нём знали давно, с тех самых пор, когда была обнаружена братская могила в 1951 году.
 
Ирина Гурная живет в Минске, работает переводчиком с немецкого языка. Через всю свою сознательную жизнь она пронесла боль и горечь от безвыходности и абсурдности сложившейся ситуации вокруг имени отца. Все, чего добивалась семья Александра Маслова – это возвращение имени герою и возможность отдать должное его памяти, не подвергая при этом сомнению подвиг его друга Николая Гастелло и членов его экипажа.
 
Наши журналистские попытки найти документы довоенных операций, в которых участвовал 207-й авиационный полк, увы, успехом, не увенчались. Музей военно-воздушной академии России в Монино, Государственный музей Великой Отечественной войны в Москве, Российское Министерство обороны, архивы Москвы и Минска об истории 207-го авиаполка хранят лишь подробные сведения о героическом экипаже Николая Гастелло. (Только в картотеке героев России в музее ВОВ в Москве теперь хранятся сведения о Бахтурасе Бейсекбаеве, где обозначена дата его призыва в армию – 1938 год. Найденные нами в Балхашском районе родственники Бахтураса сообщали эту же дату призыва). Создалось впечатление, что архивы по приказу сверху были намерено подчищены или засекречены.
 
Галина БАБУСЕНКО, ведущий научный сотрудник Государственного музея Великой Отечественной войны Республики Беларусь:
 
– С архивами что-то странное произошло, когда мы в последние годы стали доставать многие материалы из пыли архивов, выяснилось, что их тщательно «покопали». Вероятно, когда в 1951 году, к 10-летию подвига Гастелло, стали искать останки его экипажа, а нашли останки другого экипажа, это был шок для официальной идеологии и пропаганды. Очень тихо и без шумихи останки перезахоронили в селе Радошковичи, где был совершен подвиг, и указали имена всех членов экипажа, в том числе и Бахтураса Бейсекбаева. Но не решились придать огласке этот факт.

Поставили огромный памятник экипажу Гастелло, хотя на самом деле их останки всё ещё не были найдены. Но сейчас речь идёт даже не об эскадрильи Маслова, этот авиаполк состоял ещё из 186-ти человек. И о них ни слова в архивах, это чудовищная несправедливость, как бы мы не искали все эти документы, во всех архивах сведения о 207-м авиаполке ограничены лишь растиражированным подвигом Гастелло. Так идеологический аппарат разом решил судьбу почти двухсот семей, лишив их памяти и места в военной истории. Безусловно, Николай Гастелло – герой. Но он, как и преданные забвению солдаты войны, пострадал из-за нелепостей идеологии. К счастью, произошел этот случай с награждением членов экипажа Маслова званиями Героев России. Надеюсь, историческая справедливость будет восстановлена и в отношении многих других людей. Мы тоже денно и нощно работаем над этим. Каждый из нас несет боль утраты, каждая белорусская семья пострадала в этой войне, потеряв родных и близких.

После окончания войны 207-й дальнебомбардировочный авиаполк был расформирован в виду значительной потери личного состава (!): из 196 человек – 160 не вернулись из боя. Только по зарегистрированным архивным данным – с 22 июня по 3 июля 1941 года в Белоруссии погиб 851 человек из состава бомбардировочных и разведывательных авиаполков. Члены экипажей Александра Маслова и Николая Гастелло – лишь восемь из этих трагических сотен.
 
За годы войны подвиг Маслова и Гастелло повторило более 500 экипажей, только вот звание героев получили единицы. Понимая, что выполнение боевых заданий зависит подчас не только от профессиональных навыков военных пилотов, но и от технических преимуществ вражеской артиллерии, советское командование отдавало поистине нечеловеческие приказы об обеспечении бомбардировщиков горючим только в один конец боевого маршрута.

Целые экипажи автоматически становились смертниками: отказ от выполнения боевого приказа и вылет на задание в итоге означал один и тот же трагический финал. И в этом контексте безальтернативные поступки всех летчиков, в том числе Маслова и Гастелло, а также рядовых членов экипажа и нашего юноши Бахтураса Бейсекбаева, – заслуживают самых высоких героических эпитетов.
 
Сегодня знаменитое кладбище села Радошковичи, где покоятся сотни и тысячи солдат, нашедших пристанище на полях сражений – хранит память об этих мальчиках, ставших мужчинами так рано, что и представить страшно. Постигавших серьезные мужские уроки наравне с отцами. Отдавшими жизни за сегодняшний мирный день, за Отечество.
 
На обелиске над братской могилой золотыми буквами выбито и имя Бахтураса Бейсекбаева...Бросив горсть казахстанской земли на поистине священную белорусскую землю, я как будто сняла тяжёлый груз с души. И хотя я продолжаю искать одного из своих дедов Кыдыралы Ахмолдаева, пропавшего где-то в боях этой войны, и боль эта крепко держит меня, – на мгновение мне показалось, что и для него я сделала что-то очень важное, что позволило бы ему гордиться своей внучкой. Сколько ещё таких как ты, мой дорогой дед, лежат безвестно захоронены и терпеливо ждут своего часа.

Вы не безымянны, а лишь безвестны. Вы – герои, ценой жизни подарившие нам жизнь. Ваш подвиг – неоценим. Память о вас – вечна. Низкий поклон вам.

Кoличество переходов на страницу: 5621


Комментарии