Панядзелак 23 студзеня 2017 г.

Курс валютпокупкапродажа
USD332.89334.37
EUR351.44355.13
RUR5.35.36
www.kurs.kz
 


 




Найти
 
 


Не делайте героя из меня


Василий ШУПЕЙКИН

О войне она знает многое, о снайперах Великой Отечественной почти всё: видеть врага через оптический прицел доводилось не раз. Её личный счет – 78 фашистов.

Хрестоматийное понятие – дескать, запомнился первый убитый противник, Лидия Ефимовна Бакиева отвергает напрочь:

– Я не испытывала ни волнения, ни жалости к фашистам, – говорит фронтовичка. – Для этого надо было проводить на фронт мужа и отца, и увидеть сгоревшие села. Слезы выступали у многих девчонок-снайперов, когда к эшелону, увозившему нас на фронт, приходили дети-сироты. Они жили под уцелевшими после нашествия фашистской орды русскими печами. Грязные, истощенные…Вот это было потрясение!

Возьмите меня на войну

– 22 июня мы с одноклассниками были на пикнике, в горах, отмечали окончание школы. Ближе к вечеру, на обратном пути встретился нам мужчина. Он и огорчил известием о начале войны...

Попасть на фронт для молодых людей того времени считалось делом чести и совести. В военкомат шёл каждый. Но брали не всех.

– Я их завалила заявлениями. Но только через год меня призвали и направили в центральную женскую школу снайперов. Мама, конечно, расстроилась, но всеобщий дух людей военного времени был таким, что не позволял раскисать, все стремились внести свой вклад в оборону Родины. Не зря же эту войну нарекли Отечественной…

Конечно, Лидии Бакиевой более чем снайпером хотелось стать летчицей. И в Аэроклуб она хорошо дорогу знала, и там приметили настырную девчонку. Но на войне желания не спрашивают – фронту нужны были снайперы, и она стала таковым.

Эй, пацан!
 
Первого гада, захватчика земли советской, Бакиева уложила, находясь в 32-ой Сибирской дивизии, что воевала в составе Калининского фронта.

– Где это случилось? – задумывается она над вопросом. – Вы знаете, нас снайперов не держали на одном месте, в одном подразделении подолгу. Мы кочевали по приказу командования от одной линии готовящегося наступления или обороны до другой довольно часто. Боевых снайперских гнёзд я сменила столько, что не только вспомнить названия населенных пунктов, подсчитать их количество не могу.

– А тяжело ли приходилось от мужского внимания?

– Это в госпиталях да офицерских столовых мужчины были особенно внимательны к женщинам. А снайпер – боец передовой линии, здесь не до амуров. А потом, нас, одетых в сапоги галифе и гимнастёрки, чаще принимали за юношей. Сколько раз слышала я в свой адрес: «Эй, пацан!..». Так привыкла, что и причёску носила короткую…

Однако женского начала и врождённой привлекательности Лидия Бакиева не утратила и по сию пору.

– Я долго хранила свою военную форму, пока не востребовали её в музей Алии Молдагуловой. Кстати, мы с ней хоть и в разное время, но в одной снайперской школе учились…

О боевых побратимах и коллегах по оружию Лидия Ефимовна рассказывает много и подробно. Она, кажется, знает биографии всех выдающихся снайперов Великой Отечественной войны. Бывает на встречах с ними.

– Вернее, бывала, – уточняет Бакиева и вздыхает. – Теперь- то нас, мобильных, способных передвигаться на своих двоих, из оставшихся в живых, крайне мало…

А когда встречались…Вспоминали однополчане как день за днём, километр за километром продвигались они к долгожданной победе. Но сначала надо было снайперам вместе с матушкой-пехотой пропахать не одну тысячу километров, где пешком, а где и по-пластунски…

– А доводилось ли вам, освобождая Беларусь, общаться с местными жителями. Ночевать в их хатах, принимать угощение?

– Господи, о чём вы говорите! – тревожится, как будто бы окунаясь в 1944 год, моя собеседница. – Вы бы видели, что стало с этой многострадальной землёй! – пепел и обугленные остовы печей. А люди…Там было столько потерь, что я до сих пор не понимаю, как им удалось отстоять свою родину. Партизанили все, от мала до велика. Кто в лесах бил врага, а кто в захваченных селах, не желая горбиться перед поработителями. Белорус шел на смерть, но при этом хоть одного фашиста на тот свет отправлял. Героический народ, героический.

Витебск, Минск, Гродно, Лида, Борисов, Орша…Эти города Лидия Ефимовна помнит хорошо, вернее то, что от них осталось… Про каждый вспоминает с любовью. Не ностальгируя по тому времени, но преклоняясь перед памятью о своих однополчанах. Её любимое стихотворение, которое написал фронтовик Леонид Скалковский, называется «Солдатский наказ». А слова в нём такие: «Кто останется жить, расскажите про нас…» Они стали девизом её мирной жизни, и были смыслом военных лет…

После войны

– Я вернулась в Алматы и пошла заново учиться в десятый класс вечерней школы – многое было упущено на фронте, – рассказывает Бакиева. – Потом поступила в политехнический институт.

Всю свою жизнь она работала. Сначала на заводе АЗТМ, инженером-конструктором, потом в проектном институте.

А в последние годы Лидия Ефимовна – бессменный участник ветеранского движения. Её можно встретить в Центральном Доме Армии, среди тех, кто оказывает посильную помощь в организации мероприятий для участников войны и учёте их нужд. Что ж, помогать этим людям надо – чем дальше мы уходим от войны, тем меньше остается ветеранов. Хорошо бы, чтобы не только сами ветераны активно участвовали в этом.

Приходит Бакиева и к школьникам, и к студентам. Рассказывает, учит любить и защищать родину. Эстафета победителей не должна прерываться.

Кoличество переходов на страницу: 1419


Комментарии