Нядзеля 25 чэрвеня 2017 г.

Курс валютпокупкапродажа
USD325.45326.26
EUR364.19365.98
RUR5.485.52
www.kurs.kz
 


 




Найти
 
 


Уроки Гульницкого


Алексей ПЕТРОВСКИЙ

В Казахстане его знают как геолога и преподавателя политехнического института. И эти два, казалось бы разные, периода его трудовой биографии составляют своеобразный профессиональный симбиоз. Геолога и преподавателя в нем в профессор В.Л.Гульницкийчистом виде трудно отделить друг от друга. Эти две профессиональные линии всегда присутствовали в профессоре Гульницком, и либо шли параллельно, либо сливались воедино. А педагога, считает Валерий Леонидович, в нем вырастила сама жизнь, которая с отроческих лет вела его через многие непростые испытания, заставлявшие делать единственно возможный выбор.

Как-то его студенты заехали за ним домой, чтобы подвезти до университета, где он срочно понадобился. Подъехали к дому и удивились: внешний вид у дома совсем что-то не профессорский. Я тоже в свое время испытал это чувство неловкости перед человеком, которого уважаю и высоко ценю. Внешний вид двухэтажного строения на первый взгляд, мягко говоря, не достаточно презентабелен. А если быть откровенным, то у него нет привычного сегодня лоска и вообще он смахивает на барак.

Те, кто входит в квартиру Гульницких, расположенном на втором этаже, успокаиваются. Небольшие, но все-таки три комнаты. И как-то уж очень уютно в этой квартире. А потом выясняется, что не сочувствовать Валерию Леонидовичу и его жене врачу Вере Васильевне надо, а завидовать. Давно они уже могли бы иметь престижную квартиру в центре города, да просто не нужна она им. Этот дом только внешностью простецкий. На самом деле совсем не такой, напротив, можно сказать, уникальный. И вполне соответствует профессии геолога. Двухэтажный дом собран из брусьев лиственницы, которые прошиты металлическими штырями. Такие дома предназначались для Заполярья. В качестве исключения и для быстрейшей развязки жилищной проблемы геологическое ведомство выбило несколько таких домов и для казахского ВИРГа, на территории которого они и собраны. На сваях из лиственницы, как известно, стоят Венеция и Петербург. В воде эта древесина каменеет, никакие потрясения, в том числе и земной коры, ей не страшны. В общем, стоять такому дому века, если не больше. А поскольку расположен он на окраине города, причем в очень выгодном по розе ветров месте, обсажен со всех сторон плодовыми деревьями и цветами, то Гульницких с этого места не сдвинуть. Иными словами, дома, как и людей, встречают по внешнему виду, а провожают по внутреннему.

Неизгладимый отпечаток на судьбу профессора Гульницкого наложила Великая Отечественная война. К началу войны Валерию Леонидовичу, который жил тогда в Белоруссии, исполнилось 10 лет. А его, тем не менее, с полным правом можно называть ее участником. Конкретнее говоря, партизаном-подпольщиком.

Дело было так. Когда на третий день войны начались интенсивные бомбежки Минска и жители, спасаясь от бомб, покидали город, в который вот-вот могли войти фашисты, его родители усадили двоих сыновей на велосипеды и двинулись в сторону Москвы. Самолеты беспрерывно бомбили главную автомобильную трассу страны, запруженную людьми. От зажигательных бомб горел и скручивался асфальт, обочины дороги запрудили многие тысячи людей, военных и штатских, на которых падали бомбы.

Во время одной из бомбардировок, когда обезумевшие от страха толпы метались из стороны в сторону, а взрывная волна разметала людей, мать и отец потеряли в лесу друг друга. Дети оказались при матери. Она решила возвращаться обратно, ничего не зная о судьбе мужа. Гнала от себя черные мысли и уверяла детей, что он жив.

А он действительно выжил, перебрался через линию фронта и оказался в Алма-Ате, где ему поручили, как и в Минске, возглавить геофизическую обсерваторию.

Мать с детьми приютили родственники, жившие в тогдашней Барановичской области. Войну они провели в селе Савичи. В районном центре Дятлово жил дядя Борис Викентьевич. Валерий время от времени приходил к нему в гости. Однажды дядя попросил его передать в Савичах тете Висноревской записку. Строго-на-строго заказал никому не показывать ее и не говорить о поручении даже матери. В случае опасности бумажку следовало уничтожить так, чтобы никто этого не видел и не нашел ее следов.

Мальчик так и сделал, причем множество раз в течение полутора лет. Он сразу же понял, что дядя Боря подпольщик, записки предназначались для партизан, которые действовали в районе довольно активно. Немцы собирали для отправки в Германию продовольствие и скот. Ни один обоз не добрался до станции – партизаны отбивали его в пути. Вполне возможно, что те записки, среди прочего, содержали и сведения о времени отправки обозов.

Во время оккупации Валерий Леонидович успел поучиться в немецкой школе, организованной для белорусских детей. Уроки вели те же, что и до войны, учителя. Учились дети по советским учебникам, из которых были вырваны портреты советских вождей и некоторые страницы пропагандистского содержания.

Обучение велось на белорусском языке, интенсивно изучался немецкий. Что касается русского, то он объявлялся мужицким, недостойным цивилизованных народов.

Подполье в Дятлово раскрыли буквально за несколько дней до освобождения. Подпольщиков, в том числе и дядю, пытали жестоко. Это выяснилось при перезахоронении. Руки были связаны колючей проволокой, тела изуродованы до неузнаваемости.

Их похоронили как героев в центре Дятлово, на их могиле поставили обелиск, на котором, среди других подпольщиков, значится и Гульницкий Борис Викентьевич. Эту надпись Валерий Леонидович видел на братской могиле собственными глазами, приезжая поклониться праху дяди.
Сестра отца Зинаида Викентьевна перед самой войной закончила медицинский институт. Ее насильно увезли в Германию для работы в концентрационном лагере. Несколько лет она прожила в аду, перед которым блекнет Дантов ад. Она выжила, вернулась домой с тяжелой формой туберкулеза. К счастью, вылечилась от это страшной болезни и вышла замуж. А ее муж, инженер-проектировщик Вишневский, принимал участие в проектировании Капчагайской ГЭС, близ Алма-Аты.

Приехав вслед за отцом в Алма-Ату, в 1956 году Валерий Леонидович закончил геологоразведочный факультет Казахского горно-металлургического института, его группа была третьим выпуском специалистов по геофизическим методам поиска и разведки месторождений полезных ископаемых. Такого рода специалистов тогда еще было не много. Страна разворачивала невиданные ранее масштабы геолого-разведочных работ, искала и разрабатывала новые месторождения. Профессия геолога была необычайно модной, ей посвящались стихи и песни, она притягивала к себе молодежь.

Но одной романтики, желания и даже способности переносить трудности полевых условий жизни и тяжелой работы мало. Геологу нужны основательные современные знания. Естественно, что на выпускника такой еще относительно редкой специальности возлагали большие надежды. Молодому специалисту сразу же доверили должность начальника Акмолинской геологоразведочной партии.

Тогда в моде было наставничество. Оно касалось не только рабочих профессий, но и инженерно-технических. В университете Гульницкий активно занимался научной работой, а в связи с этим ему довольно ярко светила дорога в аспирантуру. Формально он не воспользовался этой возможностью из-за того, что к концу учебы женился. Но были и другие, скрытые причины, связанные с его представлениями о профессии и профессионализме. После окончания аспирантуры и защиты диссертации в геологическую партию, как известно, уже обычно не приходят, а устраиваются за кафедрой в студенческих аудиториях. Вот и получается лектор, который свои знания почерпнул от преподавателей и из учебников, да еще непродолжительной практики. А он считал, что без практической работы в геологических партиях, знания профессии изнутри хорошего преподавателя не получится. Геологические предметы должен преподавать специалист не просто по образованию, но еще и опыту работы. Ко всему прочему ему просто хотелось поработать геологом, проверить в деле полученные знания, проявить себя.

Вышло в конечном итоге так, что Валерий Дмитриевич роль преподавателя примерял годами. Лишь в 1969-м он начал читать студентам лекции по совместительству, стал так называемым почасовиком. Эта новая роль нравилась ему. Прежде всего потому, что нравились студентам его лекции. Он чувствовал в аудитории обратную связь, замечал, как менялись студенты.

К тому времени ему было, что сказать свое о профессии геолога вообще и ее геофизической составляющей в частности. Позади 13 лет работы руководителем нескольких геологоразведочных партий, геофизическая разведка недр во многих регионах страны, ряд научных работ. Он несколько лет проработал в Казахском филиале Всесоюзного института разведочной геофизики, так называемом ВИРГе. Научная должность – старший научный сотрудник, производственная – начальник партии. Цель института – внедрение в геологоразведочное производство прикладной науки. Гульницкиий, как и большая часть сотрудников института, в теплую пору года находились в геологических партиях, внедряли свои разработки. Это была так называемая хоздоговорная работа, которой он занимался все годы работы и в политехническом институте.

Лекции Валерия Леонидовича получили в политехническом хорошую оценку. Они были и содержательные, и интересные, и легко воспринимались. Преподаватель старался не просто вливать в студентов рекомендуемый набор знаний по гравитационной и магнитной разведке, а показывал их, эти знания, в реальной обстановке, в работе, в конкретных живых ситуациях, действующим лицом которых был сам. Через два года он защитил кандидатскую диссертацию.

Специалисты разведочной геофизики – это, образно говоря, дозорные геологии. Они приходят на обследуемые территории раньше всех для «просвечивания» недр. Их именами новые месторождения не называют, потому что не они их открывают, но без их труда такие открытия невозможны. Геофизики дают ту ценную информацию о содержании недр, которая облегчает работу геологов, сужает круг поиска, делает его более точным. Образно говоря, они глаза и уши геологов. Результаты их исследований не имеют срока годности. Сын Валерия Леонидовича Станислав, выпускник геофизического факультета политехнического института, слушавший в свое время лекции отца, ведет в нашей республике сейсморазведку на нефть и газ. Так вот, он нередко использует результаты работы своего отца, сделанные еще в те годы, когда он возглавлял геофизические партии.

«Геофизической» была в общем-то и профессия отца Валерия Леонидовича. Полезные ископаемые он не искал ни напрямую, ни косвенно, потому что работал директором геофизической обсерватории сначала, до войны, в Минске, потом в Алма-Ате. 30 лет профессор Гульницкий преподавал в политехническом институте, теперь техническим университетом, и три года – в Казахстанско-Британском техническом университете. Его рейтинг, как преподавателя, всегда был чрезвычайно высок. Основательные знания и умение их преподносить, большой профессиональный и жизненный опыт, творческий склад ума способствовали тому, что студенты довольно легко усваивали геофизику, а потом быстро продвигались по службе. Его бывшие выпускники работают сегодня во многих странах, не говоря уже о Казахстане. Были среди них министры и президент академии наук, руководители крупных компаний, под его руководством трое выпускников защитили кандидатские диссертации. Им опубликовано около 100 научных работ, многие его новации внедрены в практику геофизической разведки, его имя часто встречается в справочниках, научных трудах во многих республиках бывшего Союза.

Уроки профессора Гульницкого касались не только геофизики. Человек высокой эрудиции, феноменальной памяти и широкого кругозора он всегда притягивал к себе студентов и был доступным для общения. Они нередко задавали ему вопросы, далекие от темы лекций. Не в правилах профессора уходить от них в сторону, даже самых сложных и щекотливых. Преподаватель должен быть искренним, без этого невозможен авторитет в глазах воспитанников, их доверие. Не говоря уже о том, что для высшего учебного заведения важно вырастить не только хорошего специалиста, но и гражданина, патриота своей страны. Его всегда радовало, когда студенты высказывали беспокойство по поводу сокращения масштабов разведки новых месторождений в стране. Да, действительно, сегодня в основном идет доразведка того, что уже открыто. Если учесть, что на исследование новых месторождений и их доводку до состояния «плодоношения» уходят десятки лет, то это значит, что может наступить такой момент, когда горно-металлургический комплекс, наше важнейшее богатство, может испытывать дефицит сырья. Тем более, что из-за сокращения спроса на геофизиков уменьшается их выпуск.

Каков выход из непростой ситуации, когда горно-металлургический комплекс принадлежит иностранцам, а те, естественно, не желают вкладывать большие деньги в долгосрочные проекты Прибыль от них реально можно получить через 20 лет, если не более. А будут ли они в это время в Казахстане? Думайте, молодые люди, думайте…

С другой стороны, тот, кто добывает, должен или вкладывать деньги в поиск полезных ископаемых, или хотя бы платить их государству, если самим этим не хочется заниматься. На тех месторождениях, которые они эксплуатируют, тоже ведь когда-то проводилась дорогостоящая геологическая разведка. И такая проблема волнует молодых специалистов, как нарушение иностранными компаниями законодательства, особенно в области экологии. Вместо того, чтобы не загрязнять, например, окружающую среду, они предпочитают платить штрафы. А загрязнение продолжается. Им так выгоднее, а нам?

Ну а самый хороший выход из ситуации, утверждал во время таких задушевных бесед профессор, самим в будущем действовать исключительно в интересах страны, строго соблюдать законы и требовать, чтобы их соблюдали все, в том числе работающие у нас иностранные компании. Патриот страны должен думать о ее будущем, не жить одним днем.

С прошлого года, когда в Казахстанско-Британском университете ликвидировали кафедру геологии и охраны недр, профессор Гульницкий стал «полноценным» пенсионером. Он давний активист Белорусского культурного центра в Алматы, можно сказать, его душа. Валерий Леонидович прекрасный рассказчик, хорошо знает "беларускую мову", историю, литературу и культуру "сваёй бацькаўшчыны", может с ходу прочитать стихотворения белорусских поэтов, которые заучивал в школе. А еще с ним можно говорить на польском и немецком, языках его детства.

К Гульницкому, как профессионалу высокого класса, часто обращаются за помощью и советом бывшие студенты, работающие в геологоразведке на самых различных должностях. Это его радует.

Значит, все еще нужен людям. Он живо интересуется геофизикой, знает о ее проблемах и достижениях, в курсе всех дел республики в разведке полезных ископаемых. Он по-прежнему в строю. В строю Победителей. Об этом говорит врученная ему в канун 65- летия Великой Победы от имени Президента и правительства Беларуси памятная медаль «1944 – 2009. 65 год вызвалення рэспублікi ад нямецка-фашысцкiх захопнiкаў».
И на том мир стоит, и стоять будет. И в этом тоже непреходящие уроки Гульницкого.

Кoличество переходов на страницу: 1584


Комментарии